Новости

06.05.2019
Впечатления адвоката Сахалинской адвокатской палаты Василюка А. В. о IX Всероссийском съезде адвокатов и церемонии награждения в области адвокатской деятельности и адвокатуры

На фоне часто обсуждаемых тем в чатах нашей палаты за последнее время, хочу поделиться своими впечатлениями о прошедшем 9-ом Всероссийском съезде адвокатов и Торжественной церемонии вручения премии в области адвокатской деятельности и адвокатуры.

В первую очередь, хочу поблагодарить Совет Сахалинской адвокатской палаты за предоставленную возможность принять участие в данных мероприятиях. Это очень хороший пример и стимул для всех адвокатов, которым не безразлична судьба и будущее российской адвокатуры. Конечно же масштаб и размах данных мероприятий показал на сколько весомо присутствие нашей профессии в гражданском обществе. Приветственные слова от первых лиц государства, в том числе и от Президента РФ В. В. Путина, конечно же сразу придали этому событию особый статус и заложили вектор на решение и обсуждение самых глобальных и актуальных вопросов в области российской адвокатуры.

Во время выступления Президента Федеральной палаты адвокатов России Пилипенко Ю. С. об отчете работы Совета ФПА РФ невольно понимаешь, как всё таки мы далеки от федерального центра и, наверное, не понимаем в полном объёме, как много делается руководством ФПА и другими нашими коллегами для решения и достижения тех задач, которые интересует в первую очередь нас с вами. Это и решение вопросов, связанных с повышением размеров оплаты труда адвокатов по назначению, так же как и создание единой комплексной автоматизированной системы ФПА, которая позволила бы реализовать механизм автоматизированного распределение поручений между адвокатами (в том числе и по назначению органами дознания, предварительного следствия и судов) и взаимодействие с электронными сервисами государственных органов и судебной системы разных уровней, в том числе позволяющей контролировать документооборот об оплате труда адвокатов по назначению с личного кабинета.

Ключевым моментом 9-го Всероссийского съезда адвокатов, на мой взгляд, стало обсуждение резолюции о независимости адвокатуры, связанной с ситуацией в адвокатской палате республики Башкортостан, в отношении руководства которой, члены других адвокатских палат обратились с заявлением в СК РФ с требованием о проведения проверки её деятельности. Подобные действия наших коллег вызвали резкое возмущение и полное непонимание со стороны адвокатского сообщества за исключением нескольких человек, чьей целью являлось, наверное, больше сменить руководство палаты Башкортостана и бросить тень на руководство ФПА РФ, но для большинства присутствующих на Съезде это стало настолько очевидно, что их действия получили всеобщее осуждение, а сами люди (как выразился Г.М. Резник) перешли в разряд «нерукопожатных». Съезд, безусловно, принял эту резолюцию, в которой указал, что подобного рода обращения в органы государственной власти либо в правоохранительные органы демонстрируют полное пренебрежение моральными традициями адвокатуры и требованиями профессиональной этики, что может стать поводом для дисциплинарного реагирования при определенных условиях.

Сам Съезд, также как и Церемония награждения в области адвокатуры дали прекрасную возможность общения с коллегами из других регионов и мэтрами российской адвокатуры. Общаясь с ними и обсуждая общие темы, понимаешь, что они такие же люди, как и мы с вами, только более трепетно и болезненно переживающие проблемы адвокатуры и яро стремящиеся эти проблемы решить. Полагаю, делегаты, принимавшие участия в данных мероприятиях, непроизвольно мотивируются и вдохновляются той же целью и будут стремиться достичь результатов, которые по достоинству также будут оценены руководством ФПА РФ. И уверяю вас, в Сахалинской адвокатской палате есть адвокаты и адвокатские образования, которые, несомненно, заслуживают всеобщего признания в области адвокатуры и награждения Всероссийской премией в этой области.

Адвокат Сахалинской адвокатской палаты — Василюк А. В.

05.05.2019
О прошедшем международном семинаре в Саппоро (Япония) 21–22 апреля 2019 г.

21–22 апреля 2019 года в г. Саппоро (префектура Хоккайдо, Япония) прошел международный семинар по теме «Семейное право и права человека. Актуальные и проблемные аспекты. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого». Международный семинар был организован Сахалинской адвокатской палатой в сотрудничестве с Федеральной палатой адвокатов РФ, Ассоциацией адвокатов Хоккайдо, Адвокатской палатой Ставропольского края.

Участниками международного семинара стали адвокаты адвокатских палат Ставропольского и Приморского краёв, Чувашской республики, г. Санкт-Петербурга, Астраханской области, г. Москвы и Московской области, Сахалинской адвокатской палаты и адвокаты Хоккайдо. Почетными гостями международного семинара были президент адвокатской палаты и руководитель Школы адвоката Ставропольского края О. Б. Руденко и президент адвокатской палаты Астраханской области, заслуженный юрист Российской Федерации, член Совета ФПА РФ В. Н. Малиновская. Кроме того, участником семинара была атташе Генерального Консульства Российской Федерации в Саппоро (Япония) О. Данилова.

Международный семинар начался с приветственных речей руководителя российской делегации, президента адвокатской палаты Ставропольского края О. Б. Руденко и президента ассоциации адвокатов Хоккайдо (Япония) Хироко Яги. Выступающими было отмечено, что проведению подобного семинара на международном уровне предшествовало долголетнее и плодотворное сотрудничество Сахалинской адвокатской палаты и ассоциации адвокатов Хоккайдо.

С российской стороны, в рамках международной встречи о проблемах применения Гаагских конвенций 1980 и 1996 гг. в России выступили адвокат адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга, член международной академии семейных юристов Л. А. Яблокова и по вопросу права на уважение частной и семейной жизни в делах о высылке — кандидат юридических наук, адвокат адвокатской палаты Ставропольского края, международный тренер программы HELP Совета Европы О. Н. Садчикова. С японской стороны были озвучены проблемы применения Гаагской конвенции 1980 года адвокатом Миятаке Масами.

Вечером японскими коллегами был организован торжественный прием, где с пожеланиями укрепления дружественных связей выступили президент адвокатской палаты Саппоро Тойкава Койти, президент Японской ассоциации адвокатов Ютаро Кикучи и президент адвокатской палаты Астраханской области, заслуженный юрист Российской Федерации, член Совета ФПА РФ В. Н. Малиновская.

На второй день, в рамках международного семинара, японскими коллегами была организована ознакомительная встреча в семейном (ювенальном) суде г. Саппоро (Япония), в ходе которой работники суда рассказали об особенностях рассмотрения дел по вопросам семейного права. В частности, такими судами рассматриваются дела, касающиеся отношений не только между мужем и женой, но и между родителями и детьми, а также по вопросам усыновления, опеки и попечительства, раздела имущества. Относительно вопросов реализации Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, о возвращении детей находятся под юрисдикцией Суда по семейным делам г. Токио и г. Осако.

Участник российской делегации — адвокат Андреева З. Н.

25.04.2019
О прошедшем 25 апреля заседании на тему «Дети в уголовных и административных процедурах»

Уважаемые коллеги!

25 апреля 2019 г. состоялось заседание «круглого стола» по теме «Дети в уголовных и административных процедурах».

Модератором выступила адвокат, член Совета адвокатской палаты Ставропольского края, кандидат юридических наук, тренер Школы адвоката адвокатской палаты Ставропольского края Оксана Валерьевна Садчикова. Ей помогал адвокат, исполнительный секретарь Совета молодых адвокатов России Рашит Рашитович Зиганшин.

Во главе с президентом Сахалинской адвокатской палаты Максимом Владимировичем Беляниным в обсуждении темы приняли участие адвокаты Алексей Анатольевич Стецюк, Рита Николаевна Макарова, Ксения Сергеевна Даринская, Ольга Дмитриевна Апишина, Александр Иванович Кулешов, Нонна Викторовна Лескова, Наталья Сенхеевна Зем и Сергей Николаевич Журавский.

Тренерами было предложено реальное дело, разрешая которое участники «круглого стола» должный были найти эффективный правовой выход. При этом были затронуты такие вопросы, на которые, порой, в Российском законодательстве нет ответов. Например, может ли адвокат самостоятельно принять на себя защиту ребенка, у которого есть законные представители — мама и папа, не лишенные родительских прав и ведущие нормальный социальный образ жизни, но в силу различных причин не обращающиеся за защитой прав своего дитя. Если может, то при каких обстоятельствах, в какой орган можно обратиться и т. п.

Обсуждение длилось почти два часа, в ходе которого адвокаты выдвигали различные варианты, приводили примеры из своей собственной практики. При этом наши учителя практически все это время молчали, давая высказаться каждому. Изредка своими вопросами они корректировали развитие ситуации.

В конечном итоге Оксана Валерьевна Садчикова, ссылаясь на практику Европейского Суда по правам человека, разъяснила ряд положений, как может действовать адвокат.

Кульминацией и «вишенкой» «круглого стола» стала викторина, в которой приняли участие команды, спонтанно созданные по принципу «кто с кем рядом сидел». Викторина сразу настроила всех на веселый лад: азарт и соперничество между командами сделали свое дело. Между тем, в такой игровой форме викторина показала, что обсужденная тема была всеми усвоена.

На этом заседание было завершено.


19.04.2019
В Москве завершил работу IX Всероссийский съезд адвокатов

Как уже сообщалось, IX Всероссийский съезд адвокатов утвердил отчет Совета ФПА РФ за период с апреля 2017 г. по апрель 2019 г. (17 апреля отчет утвержден Советом ФПА РФ для рассмотрения Съездом).

При обсуждении отчета выступили представитель Администрации Президента РФ Михаил Палеев и заместитель министра юстиции РФ Денис Новак.

Одним из важнейших событий за истекшие два года Денис Новак назвал повышение ставок адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда. Он подчеркнул, что достичь такого результата было крайне сложно, и вкратце напомнил хронологию событий.

Все началось с инициативы Адвокатской палаты Ивановской области об обращении к Президенту РФ, которую поддержали ФПА РФ и все адвокатское сообщество России. Президент РФ дал Правительству РФ поручение изучить вопрос об оплате труда адвокатов, и в результате было принято Постановление от 2 октября 2018 г. № 1169 (проект этого документа подготовлен Минюстом России. — Прим. ред.), которое, по словам Дениса Васильевича, является примером того, как адвокатское сообщество в тесном взаимодействии с Министерством юстиции может отстоять свои интересы.

Заместитель министра юстиции сообщил, что подготовленный Минюстом России проект постановления, устанавливающий размеры ставок оплаты участия в защите по назначению в зависимости от сложности уголовного дела, согласован с Минфином России и всеми профильными органами власти и 16 апреля внесен в Правительство РФ. Денис Новак высказал надежду, что принятия этого документа можно ожидать в начале мая.

Кроме того, заместитель министра юстиции РФ информировал, что работа над проектом Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусматривающей объединение профессии в рамках адвокатуры, близится к завершению. В связи с этим, по его мнению, очень важна сплоченность адвокатуры, использование корпоративных процедур для решения внутрикорпоративных вопросов.

В числе выступивших при обсуждении отчета был президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев, который отметил плодотворное взаимодействие возглавляемой им Российской академии адвокатуры и нотариата (РААН) с ФПА РФ. Одна из форм сотрудничества — функционирование на базе РААН Высших курсов повышения квалификации адвокатов, которыми руководит вице-президент ФПА РФ Светлана Володина. Также Гасан Мирзоев заявил о важности защиты профессиональных прав адвокатов не только на территории России, но и за рубежом, и сообщил о прошедшем 16 апреля заседании Исполкома ГРА.

Отчет КЭС

Вторая часть работы IX Всероссийского съезда адвокатов открылась отчетом Комиссии ФПА РФ по этике и стандартом, с которым выступили заместители председателя КЭС, президента ФПА РФ Юрия Пилипенко, — Сергей Мальфанов и Александр Орлов.

Сергей Мальфанов отметил, что в состав КЭС наряду с представителями адвокатуры входят представители Совета Федерации ФС РФ, Государственной Думы ФС РФ, Министерства юстиции РФ. По его мнению, это придает особое значение работе Комиссии и налагает особую ответственность на адвокатов, которые являются ее членами.

Заместитель председателя КЭС поблагодарил их за вдумчивую, серьезную и неформальную работу в Комиссии. Также он отметил большой вклад представителей Минюста России и Совета Федерации, отметив, что работа Комиссии — это реальный механизм взаимодействия адвокатуры с государством, позволяющего при обсуждении этических вопросов раскрыть те проблемы, которые служат предпосылками предложений адвокатуры по совершенствованию законодательства.

Александр Орлов напомнил, что текущий состав КЭС сформирован VIII Всероссийским съездом адвокатов на период с 2017 по 2021 г. За два года в Комиссию поступили три запроса президента ФПА РФ, два запроса Совета ФПА РФ и 15 запросов советов адвокатских палат субъектов РФ. Помимо разъяснений по вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката (в настоящее время разрабатываются три новых разъяснения) КЭС совместно с рабочей группой участвовала в подготовке проекта Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров, а также в работе над другими документами, в частности Правилами поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко сообщил, что отчет Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам включен в повестку Съезда впервые и не относится к числу документов, которые должны утверждаться этим органом адвокатского самоуправления. По его мнению, первый отчет КЭС свидетельствует о том, что создание Комиссии полностью оправдано и ее работа отвечает потребностям адвокатского сообщества.

Стандарт повышения квалификации

Вице-президент ФПА РФ Светлана Володина представила проект Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров (17 апреля утвержден Советом ФПА РФ для рассмотрения Съездом).

Голосование по проекту было проведено в три этапа. Вначале Съезд единогласно проголосовал за то, чтобы принять Стандарт, а затем большинством голосов утвердил предложенные Советом ФПА РФ 17 апреля решения по двум вопросам:

  1. продолжительность периода адвокатской деятельности, в течение которого адвокат должен повышать профессиональный уровень в объеме не менее 40 академических часов ежегодно, — три года с момента приобретения статуса адвоката;
  2. норматив ежегодного повышения профессионального уровня адвоката, имеющего стаж более трех лет, — не менее 30 академических часов ежегодно.

Изменения в Устав ФПА РФ

Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров информировал о содержании утвержденных Советом ФПА РФ 17 апреля изменений в Устав ФПА РФ: закрепляются сокращенное наименование ФПА РФ, новая редакция наименования ФПА РФ на английском языке, должность исполнительного директора, вводится норма о возложении обязанностей президента ФПА РФ на время его отсутствия на одного из вице-президентов ФПА РФ.

Большинством голосов Съезд утвердил предложенные изменения в Устав ФПА РФ.

Обращения (резолюции) Съезда

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник представил делегатам Съезда проект обращения (резолюции) о независимости адвокатуры, поводом для которого послужило обращение группы адвокатов и юристов, касающееся положения дел в АП Республики Башкортостан, на имя председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

Большинством голосов Съезд принял это обращение, в котором указано, что независимость адвокатуры обеспечивается в первую очередь закрепленными законом принципами самоуправления и корпоративности; Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» детально определил формирование и полномочия выборных органов региональных адвокатских палат, разграничил компетенцию адвокатских палат субъектов РФ и ФПА РФ. Призыв к любому органу государственной власти о проведении проверки финансово-хозяйственной деятельности адвокатской палаты расценивается в обращении как противоречащий принципам самоуправления и корпоративности адвокатуры, подрывающий ее независимость.

Заместитель председателя КЭС, президент АП Орловской области Сергей Мальфанов представил делегатам Съезда проект обращения (резолюции) о налогообложении адвокатов, необходимость которого обусловлена дискриминацией адвокатов в плане налогообложения по отношению к тем лицам, которые оказывают юридические услуги, не обладая статусом адвоката.

Большинством голосов Съезд принял это обращение, цель которого — привлечь внимание уполномоченных органов законодательной и исполнительной власти к явному диспаритету в налогообложении профессиональных доходов различных категорий самозанятых граждан, занимающихся адвокатской деятельностью (оказанием юридических услуг).

В обращении указывается, что отсутствие эффективного налогового администрирования в отношении указанных лиц, отсутствие в судах учета и информирования налоговых и правоохранительных органов обо всех фактах представительства граждан в судах на платной основе самозанятыми физическими лицами, не имеющими статуса адвоката либо ИП, то есть занимающимися незаконной предпринимательской деятельностью, способствуют росту «теневой» экономики в данной сфере, ставят в неравные экономические условия адвокатов — добросовестных налогоплательщиков, умаляют финансовую безопасность государства, влекут иные антиобщественные последствия.

Так, в результате недобросовестной конкуренции со стороны физических лиц, занимающихся незаконной предпринимательской деятельностью и уклоняющихся от налогообложения, добросовестные налогоплательщики в массовом порядке вытесняются из сферы адвокатской деятельности (юридических услуг), что влечет сокращение профессиональных доходов, уменьшение количества добросовестных налогоплательщиков, является причиной огромных потерь доходной части государственных бюджетов.

Кроме того, в результате незаконной предпринимательской деятельности физических лиц, не обремененных какими-либо требованиями по уровню квалификации и профессиональной этике, существенно снижается общий уровень качества юридической помощи, оказываемой населению и юридическим лицам, в том числе профессиональный уровень судебного представительства их интересов, процветает обман доверителей.

Эти негативные явления порождают недоверие населения к представителям юридической профессии, правоохранительной, судебной системе и государству в целом, снижают обращаемость за юридической помощью, что ограничивает конституционные права граждан на доступ к правосудию и получение квалифицированной юридической помощи.

Кроме того, существующее неравное налогообложение в сфере адвокатской деятельности (юридических услуг) препятствует окончанию проведения реформы сферы оказания квалифицированной юридической помощи в РФ и профессионализации судебного представительства, порождает противодействие со стороны привилегированных групп в ущерб реализации государственных и социально значимых интересов.

В резолюции содержится поручение Совету ФПА РФ организовать разработку поправок в действующее законодательство в целях устранения дискриминации адвокатов в сфере налогообложения и направить их субъектам законодательной инициативы, а также в Минюст России и Минфин России для рассмотрения и принятия. Резолюция о налогообложении единогласно принята Съездом.

Кроме того, Съезд большинством голосов принял решение о подготовке по предложению Гасана Мирзоева резолюции, в которой внимание государства будет обращено на недопустимость нарушения профессиональных прав адвокатов.

Смета и отчисления

По вопросу отчислений на общие нужды ФПА РФ выступил вице-президент ФПА РФ Владислав Гриб. Съезд большинством голосов принял решение об увеличении размера обязательных ежемесячных отчислений с каждого члена адвокатской палаты с 1 апреля 2019 г. на 50 руб. и с 1 апреля 2020 г. на 50 руб. Также Съезд утвердил смету расходов на содержание ФПА РФ на 2019–2020 г.

Ротация Совета ФПА РФ

Съезд большинством голосов утвердил принятые Советом ФПА РФ 17 апреля решения о ротации Совета ФПА РФ.

Из состава Совета ФПА РФ выбыли Акиф Бейбутов, Андрей Жуков, Елена Леванюк, Дмитрий Магоня, Алий Мамий, Андрей Митин, Ирина Оникиенко, Алексей Созвариев, Андрей Сучков, Булат Юмадилов.

В состав Совета ФПА РФ избраны: Елена Авакян, Александр Амелин, Олег Баулин, Марк Гаглоев, Николай Жаров, Иван Казаков, Любовь Коростелева, Виктор Кушнарев, Ольга Руденко, Михаил Толчеев.

Также утверждены кандидатуры адвокатов для замещения вакантных должностей членов Совета ФПА РФ в случае увеличения численности Совета ФПА РФ в связи с возможными изменениями в законодательстве об адвокатуре: Роман Малаев, Константин Добрынин, Андрей Яковлев.

Избрание Ревизионной комиссии

Съезд большинством голосов избрал в состав Ревизионной комиссии ФПА РФ Надежду Свинцову, Валерия Залманова, Ольгу Истомину, Алексея Герасимова, Нину Матыцину, Ольгу Полетило, Александра Умнова.

Изменение в составе КЭС

В связи с избранием в Совет ФПА РФ Олег Баулин подал заявление о добровольном отказе от осуществления полномочий члена КЭС. По представлению Совета ФПА РФ Съезд большинством голосов избрал в члены Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам Василия Раудина.

На этом IХ Всероссийский съезд адвокатов завершил работу.

Мария Петелина, ФПА РФ

11.04.2019
О заседании Совета САП 11 апреля

11 апреля 2019 года состоялось очередное заседание Совета Сахалинской адвокатской палаты. В связи с тем, что срок полномочий президента Сахалинской адвокатской палаты Максима Владимировича Белянина истекает, Совет САП РФ рассмотрел вопрос об избрании президента САП РФ. Была выдвинута кандидатура действующего президента Сахалинской адвокатской палаты. Совет палаты, в составе восьми коллег единогласно, путём тайного голосования, поддержал его кандидатуру. По закону об адвокатуре одно и то же лицо может занимать должность президента адвокатской палаты не более двух сроков подряд.

На заседании Совета также были избраны вице-президенты палаты, ими стали Полыновская Наталья Сергеевна и Токарев Александр Гаврилович. С учетом организационных преобразований, между адвокатами Совета были распределены обязанности следующим образом:

  • Вице-президент САП Полыновская Н. С.: представительство в судах от Совета САП, правовое сопровождение Сахалинской адвокатской палаты как некоммерческой организации. Координация работы адвокатов в рамках БЮП, составление годового отчета об адвокатской деятельности по Сахалинской адвокатской палате в целом, вопрос о соблюдении адвокатами САП обязанности по уплате ежемесячных взносов.
  • Вице-президент САП Токарев А. Г.: Организация подготовительной работы по привлечению членов палаты к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее выполнение своих обязанностей, предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» и «Кодексом профессиональной этики адвоката»; ведение статистического учета по дисциплинарной практике в Сахалинской адвокатской палате. Контроль за исполнением всеми членами палаты решений общего собрания членов Сахалинской адвокатской палаты, решений Совета Сахалинской адвокатской палаты.
  • Член Совета САП Андреева З. Н.: Сопровождение сайта Сахалинской адвокатской палаты в сети «Интернет»; Организация музея и архива САП. Организация работы в рамках положения о поощрениях, подготовка для рассмотрения Советом палаты предложений о поощрениях и награждениях членов Сахалинской адвокатской палаты (как Советом Сахалинской адвокатской палаты, так и Советом Федеральной палаты адвокатов РФ, правительственными органами, Президентом РФ); в случае принятия Советом Сахалинской адвокатской палаты таких решений, деятельность по претворению эти решений в жизнь; организация проведения профессиональных конкурсов между адвокатами палаты и разработка предложений о поощрениях для победителей таких конкурсов.
  • Член Совета САП Апишина О. Д.: Поддержка связей с адвокатами, прекративших свой статус по возрасту. Ведение протокола заседаний Совета САП. Помощь в организации повышения квалификации и Школы молодого адвоката.
  • Член Совета САП Балабас Е. В.: Координатор Сахалинской адвокатской палаты по выполнению требований Региональных правил оказания юридической помощи адвокатами Сахалинской адвокатской палаты по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда. Подготовка статистической отчетности по работе в порядке ст.50 УПК РФ. Председатель комиссии по культурно-массовой работе и спорту.
  • Член Совета САП Протопопов С. А.: Председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов. Хозяйственные вопросы САП.
  • Член Совета САП Чаленко С. В.: полномочия члена Совета САП.
  • Член Совета САП Шокарев И. В.: организация деятельности по поддержанию связей Сахалинской адвокатской палаты с общественными организациями адвокатов России; организация деятельности по поддержанию отношений Сахалинской адвокатской палаты с адвокатскими организациями других государств; взаимодействие со СМИ, организационные вопросы мероприятий проводимых САП.
  • Президент САП Белянин М. В. : Общее руководство деятельностью Совета Сахалинской адвокатской палаты, деятельностью Квалификационной комиссии Сахалинской адвокатской палаты. Прием претендентов на статус адвоката и прием от них соответствующих необходимых документов. Вопросы взаимодействия с Советом Федеральной палаты адвокатов РФ, с Управлением по Сахалинской области Министерства юстиции РФ, с судебными органами области, с правоохранительными органами Сахалинской области, с органами законодательной и исполнительной власти Сахалинской области в рамках полномочий, определенных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Прием граждан с жалобами на ненадлежащее исполнение адвокатами палаты своего профессионального долга. Корректировка всех документов, составленных в пределах полномочий, членами Совета САП. Вопросы повышения квалификации адвокатами САП.

Кроме этого вопросы членов Совета палаты могут быть расширены при необходимости.

Советом Палаты принято решение о проведении 31 мая 2019 года ежегодного адвокатского бала, посвященного Дню Российской адвокатуры. Подробности о времени и месте проведения бала смотрите в анонсе на сайте САП.

Совет САП

11.04.2019
31 мая — Адвокатскому балу — быть!

Уважаемые коллеги!

На заседании Совета САП с учетом активности коллег было принято решение:
адвокатскому балу — быть!

Совет Сахалинской адвокатской палаты приглашает вас принять участие в ежегодном адвокатском бале, посвященного Дню Российской адвокатуры, который состоится 31 мая в 19:00 в ресторане «Германика», расположенный в торгово-деловом центра «Меридиан» в г. Южно-Сахалинске по ул. Пуркаева, д. 116, 9-й этаж.

Празднование Дня Российской адвокатуры в кругу коллег становится нашей доброй традицией. Уже трижды адвокаты Сахалинской адвокатской палаты были гостями бала, посвященного нашему профессиональному празднику. Вас ожидает прекрасная музыка, великолепный ужин и хорошее настроение. Адвокатов ждем вместе с женами и мужьями.

Ждем адвокатов со всех районов нашей области. Сбор денег осуществляет бухгалтер САП — Ирина Николаевна Патрахина до 25 мая 2019 г. (г. Южно-Сахалинск, ул. Пограничная, д. 20-47), тел.: 8 (4242) 22-46-94, из расчета 4 000 рублей на человека.

Совет палаты

02.04.2019
Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко дал интервью «Корпоративному юристу»

Строгий и принципиальный президент ФПА РФ не скрывает, что непрофессионалы есть в любой профессии, даже в адвокатуре. Юрий Сергеевич Пилипенко горд тем, что удалось увеличить оплату адвокатам по назначению, оптимально подготовить адвокатов к работе суда присяжных, и полон надежд на создание цифровой адвокатуры. В интервью «Корпоративному юристу» он рассказал о том, чем отличается хороший адвокат от обычного, о молодом поколении и о том, что происходит на юридическом рынке.

— Как понять, что адвокатура — это твое призвание? Какими качествами должен обладать потенциальный адвокат?

— Не существует каких-то особых признаков того, что человек рожден быть адвокатом, и нет универсального рецепта, как стать блестящим адвокатом. Но я точно знаю: чтобы стать выдающимся адвокатом, необязательно быть глубоким юристом. Понимание, ощущение права должны быть, но наизусть цитировать, например, последнее постановление Пленума Верховного Суда не обязательно (хотя и желательно, конечно).

Я встречал людей, знакомых с правом, казалось бы, слегка, но благодаря своей харизме, обаянию, способных решать в интересах доверителей задачи, которые обычный юрист не решил бы никогда в жизни. Хотя бывает и так, когда в процессе человек, полностью обделенный даже признаками харизмы, встает и вяло, невыразительно ссылается на какой-то документ, ты вдруг чувствуешь себя уже почти проигравшим дело. Но блестящего адвоката от случайного я умею отличить. И должен сказать, что в современной адвокатуре, к сожалению, есть те, кто адвокатами стали, скорее всего, случайно.

Сам я пришел в адвокатуру в советское время, когда это была элитарная профессия, куда попасть было крайне сложно: жесткая квота, строгий отбор, связи. Среднестатистический современный адвокат, к сожалению, уступает среднестатистическому советскому.

— К чему нужно быть готовым юристам, которые придут в адвокатуру после реформы?

— Прежде всего хотелось бы понять, когда будет реформа. Для ее реализации необходима политическая воля, которой именно в этом вопросе нашему государству явно недостает. Если появится политическая воля, то реформа стартует, несмотря на наличие радикальных точек зрения как внутри, так и вне адвокатуры.

Некоторые коллеги не хотят допускать «юристов второго сорта» в адвокатскую профессию, так как считают ее сложным, элитарным видом юридической деятельности. Но и некоторые вольные юристы восклицают: «Никогда не вступим в адвокатуру, потому что не хотим поступаться своей свободой!»

Хотя если здраво подходить к этому вопросу, то реформа нужна и самой адвокатуре, и юристам, которые войдут в нашу корпорацию, и гражданам.

Адвокатура, если она хочет развиваться как институт и совершенствоваться в профессиональном плане, должна не замыкаться на уголовной защите, а расширять область приложения своих сил, в том числе за счет юридического консалтинга. Юристы, вступающие в адвокатуру, приобретают профессиональные иммунитеты, ориентиры профессиональной этики, особый профессиональный статус. Кроме того, создание единой адвокатской корпорации лишает неквалифицированных лиц возможности предоставлять юридические услуги. Так что в результате реализации Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи наша профессия, на мой взгляд, усилится, причем в первую очередь в интересах граждан.

А в количественном отношении, по нашим расчетам, после реформы адвокатура увеличится вдвое. Слухи о том, что у нас в стране сейчас оказывают правовую помощь многие сотни тысяч юристов-неадвокатов, сильно преувеличены.

— Денис Васильевич Новак в интервью нашему журналу говорил, что надо оздоравливать адвокатуру. Ваше мнение?

— Я крайне отрицательно отреагировал на эту оценку и сразу после выхода интервью сказал об этом Денису Васильевичу. Оздоровление российской адвокатуры не является на сегодняшний день тем вопросом, который заслуживает вынесения в заголовок. Скорее отношение к адвокатуре требует оздоровления. Более того, я убежден, что государство нуждается в не меньшем оздоровлении, чем адвокатура.

С моей точки зрения, это был не самый верный диагноз. Да, у нас есть некоторые негативные явления, но, как не раз говорил Генри Резник, «адвокатура имеет право на своих негодяев». Это люди, которые подводят граждан, позорят профессию, и нам за них стыдно. Но системных проблем, на которые стоило бы в таком ключе обращать внимание заместителю министра юстиции, в адвокатуре я не наблюдаю.

У нас качественный закон, который периодически приводится в соответствие с современными реалиями. У нас достойные адвокаты возглавляют региональные палаты. У нас прозрачные процедуры принятия решений, а уровень открытости Федеральной палаты адвокатов и большинства региональных адвокатских палат беспрецедентен. Наши усилия направлены на защиту нашей профессии, ее интересов. И я удовлетворен взаимодействием, которое у нас сложилось с Министерством юстиции и лично с Денисом Васильевичем Новаком. И кстати, ФПА совместно с Минюстом решила в прошлом году, казалось бы, нерешаемую проблему повышения оплаты защиты по назначению.

Денис Васильевич болеет за дело, за тот участок, который ему поручен в министерстве, и очень много хорошего сделал на этом поприще. Я ему за это искренне благодарен и надеюсь, что мы совместно решим еще не одну проблему. Но попытки «оздоровить» нас легко могут стать покушением на нашу независимость, и мы это понимаем.

— Как Вы считаете, насколько эффективны гарантии, которые есть у адвокатов, и нужны ли гарантии для корпоративных юристов? Ведь их можно уволить в любое время, если собственнику что-то не понравилось.

— Могу предположить, что Вы добросовестно заблуждаетесь. Наше трудовое законодательство работодателя «ставит на колени» перед работником. Уволить его в действительности очень нелегко. И в этом смысле Трудовой кодекс Российской Федерации, я бы сказал, наделен большим количеством черт не столько социального, сколько социалистического государства. Это очень похоже на ситуацию во Франции, где предприниматели обязаны брать на работу выпускников университетов и в течение нескольких лет не имеют права их уволить, даже если они полнейшие балбесы и ничего не делают.

Надо решать, что важнее государству: отсутствие безработицы или динамичная экономика. Трудовой кодекс, который у нас сейчас есть, на мой взгляд, экономику немного притормаживает, потому что российские предприниматели и вообще все работодатели им связаны: для них работник — это в некотором смысле священная корова, которую должно почитать, и только.

У адвокатов ситуация, конечно, другая: в трудовых отношениях с адвокатской палатой мы не состоим. У нас есть своя система дисциплинарных наказаний: замечание, предупреждение и лишение статуса — исключение из профессии, но провести здесь какую-либо аналогию с увольнением вряд ли получится. Адвокат может быть наказан, например, за нарушение обязательств перед доверителем, за нарушение Кодекса профессиональной этики.

Наказание назначается в результате специальной процедуры дисциплинарного производства, которое возбуждает президент адвокатской палаты по жалобе доверителя или по представлению вице-президента палаты либо Министерства юстиции, или по сообщению суда.

Вначале дисциплинарное дело рассматривает квалификационная комиссия, куда наряду с адвокатами входят представители местной власти — судьи, представители управления Минюста, депутаты. Квалификационная комиссия выносит заключение о наличии или отсутствии в действиях адвоката признаков дисциплинарного проступка.

Затем дисциплинарное дело рассматривает совет региональной адвокатской палаты, который может не согласиться с этим заключением и направить его на повторное рассмотрение. Решение, какую меру наказания назначить, принимает совет палаты, если установит, что проступок действительно совершен.

Таким образом, во всей процедуре, связанной с дисциплинарным преследованием адвоката, участвуют в общей сложности человек тридцать, причем представители не только нашей корпорации, но и государства. Согласитесь, сравнивать ее с отношениями между работодателем и работником трудно.

— О молодом поколении. На Ваш взгляд, юридическое образование лучше или хуже стало?

— Юридическое образование уже не то, что раньше, хотя, наверное, в целом так говорить и нельзя. Но я стал юристом еще при советской власти и помню, насколько тщательно нас готовили и сколько профессоров, чьи имена сейчас уже вошли в историю, нам преподавали правовые дисциплины.

Во-первых, я сейчас не вижу среди преподавателей вузов такого количества выдающихся юристов, а во-вторых, в стране изменилась система образования. С тех пор, как оно перешло на коммерческую основу, неимоверное количество студентов выпустили юридические факультеты «смоленских станкостроительных институтов», поэтому сегодня в целом качество юристов оставляет желать лучшего. А это сказывается в том числе и на качестве российской адвокатуры. Но другой молодежи у нас нет, и что с этим делать, я не знаю. Возможно, проблему избытка плохих юристов решит «естественный отбор».

Поймите, наступила очередная технологическая революция, цифровая в данном случае. Получить более или менее правильный ответ на юридически значимый вопрос можно с помощью «Яндекса» или «Гугла». Появились юридические боты, и те люди, которые раньше работали юристами, например в банках, и заполняли типовые договоры, на этом месте уже не нужны.

Хотя не думаю, что они станут вообще «лишними людьми». Юридическое образование в принципе открывает большие возможности, с ним можно пойти работать кем угодно — режиссером, аниматором, журналистом. С ним можно в любую дверь стучаться, и есть шансы, что ты пригодишься. Но качество образования, повторюсь, оставляет желать лучшего.

— Не могу не спросить: насколько роботизация повлияет на юридическую профессию? В Сколково говорят, что профессия юриста отомрет.

— Я считаю, что юристов действительно будет гораздо меньше, чем сегодня или вчера, это правда. Но дело в том, что к основным критериям востребованности той или иной профессии относится наличие эмпатии в отношениях между ее представителем и другим человеком, нестандартность выполняемой работы. Поэтому, например, профессия медсестры останется в любом случае, какие бы медицинские технологии ни развивались.

И хотя юридическая профессия в целом начнет сокращаться, адвокатуру это вряд ли существенно затронет, потому что человеку, сидящему в тюрьме, например, ответ робота не нужен. Он при желании сам может прочитать Уголовно-процессуальный кодекс. Но ему нужен разговор с человеком, который находится на его стороне. Адвокаты останутся востребованными в процессах, в сложных корпоративных механизмах, в защите. Поэтому предсказывать исчезновение адвокатской профессии я бы не рискнул и не советовал бы это делать «футурологам» из Сколково. Наша задача на ближайшие пять лет — создать цифровую адвокатуру, именно так.

— Коллеги активно обсуждают профстандарты, разрабатывают профстандарт «Юрист». Вы как к профстандарту для юристов относитесь?

— К профстандарту для юристов я отношусь отрицательно. Юридическая профессия настолько разнообразна, что одинаковые правила для всех юристов невозможны, иначе они просто войдут в противоречие с реальностью. Дело в том, что профессиональные цели, задачи и способы их решения существенно различаются, например, у следователей, адвокатов и муниципальных служащих. Но если подходить к юридической профессии с точки зрения такой специализации, то есть в узком смысле, то стандарты нужны и важны.

В частности, в российской адвокатуре два года назад начал действовать Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Сейчас на повестке дня подготовка Стандарта повышения квалификации, который мы планируем принять на IX Всероссийском съезде адвокатов в апреле.

В настоящее время действует Единая методика профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, утвержденная Советом ФПА РФ в 2007 г. Но пока, на мой взгляд, среднестатистический современный адвокат по уровню профессиональной подготовки отстает от советского. Как мне кажется, большинство руководителей российской адвокатуры тоже считают, что здесь есть над чем поработать. Чтобы поднять уровень подготовки адвокатов, мы и планируем принять Стандарт повышения квалификации, отвечающий современным требованиям профессии.

— Чем отличаются советское и российское законодательство, на Ваш взгляд? Плюсы, минусы?

— По этому поводу у меня есть идея о соотношении правового нигилизма и нигилизма права. Вы должны помнить, что на «вечерней заре» советской власти нас пугали правовым нигилизмом: законов недостаточно, важные вопросы регулируются подзаконными актами, вместо судов решения принимает прокуратура.

То количество законов, существующее у нас сейчас, невозможно прочитать даже человеку, которому больше просто нечем заняться. Могу предположить, что не все голосующие за тот или иной законопроект его читают. Это колоссальное законотворчество, которое взвалили на свои плечи Государственная Дума и Совет Федерации, отражается на качестве нормативных актов, и в результате законы теряют способность регулировать общественные отношения. Право начинает, по сути, себя отрицать, что я и называю нигилизмом права. Не вижу в этом больших преимуществ по сравнению с советским законодательством.

Сейчас мои коллеги с тоской вспоминают старые советские времена, когда можно было пойти на прием к прокурору и дело, несправедливое и незаконное, прекращалось. Сейчас такое невозможно: мизерное количество оправдательных приговоров говорит само за себя.

— Расскажите о суде присяжных.

— Расширение компетенции суда присяжных показало, что судьи и следователи оказались не в полной мере к этому готовы. Достаточно вспомнить новогоднюю историю, когда председатель Московского городского суда госпожа Егорова, говоря о количестве оправдательных вердиктов, произнесла странную фразу, что следствие не дорабатывает.

Но адвокатура к введению суда присяжных на районном уровне серьезно готовилась в течение года: количество вебинаров, семинаров просто огромное. И адвокаты встретили реформу подготовленными к разбирательству с участием присяжных в отличие от следователей, которые привыкли работать по-старому, не проявляя особой тщательности при формировании доказательственной базы. Коллеги говорили, что практически в каждой команде адвокатов, которой удалось добиться оправдательного вердикта, были те, кто ходил на семинары, учился.

Для сравнения: до реформы, когда судом присяжных рассматривалось немногим больше 200 дел в год, количество выносимых им оправдательных приговоров было несколько выше 10%. Это объективная цифра. С начала действия реформы — 1 июня 2018 г. — присяжные в районных судах примерно в 50% случаев выносили оправдательный вердикт, притом что профессиональные судьи оправдывают крайне редко — по 0,2% дел.

Мы знаем из практики, из опыта, который у нас есть, и я об этом говорил уже не раз: примерно 90% людей, подпавших под уголовное преследование, осуждены законно и обоснованно. Но примерно 10% невиновны или их вина не доказана. А у нас, согласно Конституции, действует презумпция невиновности: неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Так вот, проблема — в этих 10%, потому что, как мне представляется, каждый несправедливый обвинительный приговор в десятки раз опаснее для общества, чем если кто-то осужден недостаточно сурово. На мой взгляд, несправедливое осуждение – как раковая клетка, которая разрушает правосознание граждан. Они начинают думать, что справедливость — пустой звук. А когда ощущение несправедливости принимает критические масштабы, оно становится разрушительным.

И недопонимание этого меня беспокоит. Мне кажется, что у российского суда есть резервы для укрепления своей репутации, повышения своего авторитета в обществе.

У адвокатуры тоже есть такие резервы. Как я уже говорил, у нас есть люди, за которых неудобно, и не все процедуры, может быть, совершенны в адвокатском самоуправлении. Но мы не больны и не нуждаемся в каком-то специальном оздоровлении.

В последние годы мы критично к себе относимся и хотим стать лучше, обсуждаем, как это сделать, проводим широкие дискуссии по этому поводу, иногда даже злобные и несправедливые. Но они есть, что сделаешь? Живем с этим.

— Я обратила внимание, что адвокаты достаточно активно вовлечены в дискуссию, обсуждают и высказывают свое мнение, чего не скажешь о сообществе обычных юристов, корпоративных.

— Корпоративные юристы не такие пассивные, как может показаться. Они могут лоббировать свои интересы, тем более что среди них есть представители могущественных корпораций.

— Расскажите о планах, об итогах, которые можно подвести. Что планируете в ближайшее время?

— Основным итогом моего первого президентского срока является существенное повышение вознаграждения адвокатам, участвующим в судопроизводстве по назначению в порядке ст. 51 УПК. Ставки вначале повышаются в два, а впоследствии — в три раза.

Почему это важно? Потому что 70% российских адвокатов живут только на эти средства, особенно это касается регионов. В Москве и других крупных городах ситуация иная, потому что здесь есть платежеспособная клиентура. А в масштабах страны такое повышение крайне существенно, потому что раньше адвокаты по назначению работали за 550 руб. в день. Если они как-то умудрялись «выуживать» 20–30 тыс. руб. в месяц, то это был лучший показатель. А если они занимались в течение каждого рабочего дня только одним делом, то зарабатывали по 11 тыс. руб. в месяц. На это же жить невозможно! В то время как у судей и прокуроров доходы в разы выше. У следователей, может, и не в разы, но тоже больше.

И конечно, то обстоятельство, что нам удалось вопреки мощнейшему сопротивлению финансового блока правительства пробить это решение, для меня является оправданием, если хотите, и моего существования, и самое главное — существования Федеральной палаты адвокатов. Потому что российская адвокатура в текущем году должна получить в дополнение к тем доходам, которые у нее были, 4 млрд руб. На 80 тыс. адвокатов это, может быть, и не так много, но это все равно двойное увеличение дохода. На следующий год — плюс еще 4 млрд руб., к 2021 г. — плюс 3 млрд. По моему мнению, это колоссальный результат, и ФПА таким образом, хочу подчеркнуть, сторицей оправдала свое существование в глазах адвокатов.

Что касается задач на 2019–2023 гг., то я надеюсь, что Совет ФПА меня поддержит в создании цифровой адвокатуры. Имеется в виду, что нам нужна общая платформа, которая объединит большое количество разных сервисов и позволит с помощью компьютеров, гаджетов, телефонов получать и передавать открытые данные из одной палаты в другую, общаться с министерствами и ведомствами, внешним миром, распределять дела по ст. 51 УПК.

Цифровая адвокатура — наша цель на ближайшие годы. Не на год, а именно на годы. Я очень надеюсь, что нам удастся это сделать, хотя то количество трудностей, с которыми мы столкнулись в начале пути, уже начинает печалить и раздражать. Но с Божьей помощью справимся.

— По поводу проблемы низкого качества юридических услуг. Проблемы ли это в образовании, когда у нас появляются случайные юристы и адвокаты, или проблема в том, что у нас низкий уровень правовой грамотности у населения?

— Не соглашусь с Вами: нет такой задачи — всему населению дать образование. Понимаете? С одной стороны, как говорил известный доктор Спок, если ты в сорок лет сам себе не врач, то ты — дурак. Понятно, что человек простудившийся должен сам понимать, что надо делать, не обязательно с этим идти к врачу.

В юриспруденции тот же подход должен действовать: нам нет нужды «образовывать» все население. Кто хочет, может заняться самообразованием. Иначе нам придется всех научить печь хлеб, гнать самогон и т. д. Жизнь так устроена, что только узкая специализация позволяет добиться эффективности. Мастер на все руки не всегда умеет пришить пуговицу. А есть специально обученные люди, которые умеют только пришивать пуговицы, но делают это так, что не стоит пытаться вступать с ними в соревнование.

Низкое качество услуг — это комплексная проблема, в которой образование — лишь один из элементов. Второй элемент — качество работы представителей государственной власти, в том числе следователей и судей. Адвокаты по своему профессиональному уровню должны быть выше, в этом все дело, и наша задача — добиться этого.

Должен сказать, что работники следственных органов, по отзывам моих коллег, в среднем очень слабенькие юристы.

К кадрам в суде тоже есть много нареканий. (Сразу оговорюсь, что к адвокатам – тоже, я сказал об этом выше.) Судебные кадры формируются из помощников судей и секретарей. Это мальчики и девочки (по большей части девочки), которые, кстати, нигде не работали, кроме суда. В суд пришли после школьной скамьи и больше ничего в жизни не видели, не были ни адвокатами, ни прокурорами, образование получают, как правило, заочное. И в результате у них что появляется? Зависимость от своего начальника. А через пять — семь лет, как только диплом на руках, — хорошая характеристика от председателя суда, «потому что Маша умела подчиняться». А потом Маша становится судьей и работает до выхода в отставку, не имея возможности ездить за рубеж, потому что ей будто бы нельзя.

А ведь на самом деле должность судьи должна быть вершиной юридической карьеры, которой достигает человек, уже поработавший и узнавший «50 оттенков серого», а не вчерашняя школьница, обученная «стоять на задних лапках» и слагать буквы в слова, а слова в предложения, причем не всегда красиво. Вот это действительно проблема.

Но и среднестатистический адвокат, я говорил выше, не так хорош, как хотелось бы. И планка юридических услуг опускается общими усилиями. Не только адвокаты, не только судьи, не только следователи, но и государственная политика в этой области не отвечают тем высоким требованиям, какие должны быть.

— На Ваш взгляд, что сейчас происходит на юридическом рынке? Он стагнирует или развивается?

— Скажу в двух словах: все плохо на самом деле на юридическом рынке. В регионах исчезли платежеспособные граждане. Мне из регионов сообщают, что там есть люди с проблемами, по которым требуется юридическая помощь адвокатов, но они, как правило, не могут заплатить адвокатам деньги. Количество предпринимателей, которые пользовались иногда услугами адвокатов в силу необходимости, сокращается. Мелкого бизнеса нет, про средний бизнес то, что вы читали, — сказки, скорее всего. Страна поделена между государством, которому не нужны услуги адвокатов, и корпорациями, которым они тоже не нужны.

Если количество дел, по отзывам моих коллег, в Москве (я сейчас на Москву обращу внимание) и увеличилось, хотя не сильно, то размер гонораров стал настолько низким, что уже нагибаются коллеги за тем, за чем пять — десять лет назад не подумали бы наклоняться. И это тоже фактор, влияющий на численность адвокатуры, общую доходность, престижность нашей профессии, на то, будут ли ее выбирать молодые люди.

Как-то я спросил студентов одного вуза: «Куда пойдете?» — «В милицию». — «Подождите, какая милиция, там же зарплаты по 15 тыс.?» Они только посмеялись надо мной. Студенчество лучше понимает жизнь, чем я. Хотя борьба с коррупцией, которую мы иногда видим, как вспышки галактик, дает свои плоды. Я уже и припомнить не могу, когда попадал в ситуацию, требующую от меня каких-то особых взаимоотношений с полицией на дороге.

Возвращаясь к основной теме, могу сказать, что в общем рынок «схлопывается». И делает это медленно, но верно. Но я верю прогнозам наших Министерства экономики и Центрального банка и очень надеюсь, что они сбудутся и экономическая жизнь в нашей стране забурлит. А как только она забурлит, сразу появится дополнительная потребность в юридических услугах, чего я желаю всем читателям вашего замечательного журнала.

ФПА РФ

30.03.2019
О прошедшем 29 марта третьем ежегодном турнире по боулингу среди адвокатов САП

Дорожки, кегли и шары,
Коллеги по работе.
За ловкость — баллы как дары,
Соперникам заботы.

Звонки — работа позади,
Азарт от сбитых кеглей...
И фрейм за фреймом впереди,
Лишь страйк и сплит — вот цели.

10-чка в моих руках:
Разбег, и шар в полете.
То в цель, то мимо был удар,
Слетают капли пота.

И вот закончена игра,
И радость у коллеги.
Он выиграл дружеский турнир,
Ура!!! С большим отрывом.


Вчера, 29 марта 2019 года состоялся 3-й, ставший ежегодным турнир адвокатов Сахалинской адвокатской палаты по боулингу.

Участие в турнире приняли 18 игроков, 5 болельщиц обеспечивали эмоциональную поддержку своим супругам — адвокатам и создавали общую позитивную атмосферу.

В этом году в турнире состязались как коллеги, ставшие постоянными игроками в боулинг, так и те, кто пришёл на игру впервые — это Каликинский Николай Вячеславович и Сдобников Дмитрий Александрович. У Сдобникова Д. А. это был вдвойне памятный день — в Управлении министерства юстиции по Сахалинской области ему было вручено удостоверение адвоката.

Каждый год на турнир приходят новички, и по их положительным отзывам и блеску в глазах, видно, что игра их «зацепила».

Традиционно в соревновании участвовали прекрасные представительницы САП, качество игры которых растёт от турнира к турниру и они составили сильную конкуренцию мужской части соревновавшихся коллег по цеху.

Так, было радостно видеть азарт и успехи в игре Андреевой Зили Николаевны, Осиповой Любови Анатольевны, Полыновской Натальи Сергеевны и Зеландз Марины Геннадьевны.

По результатам первых двух игр были подведены результаты.

В этом году заслуженным победителем 3-го ежегодного турнира адвокатов Сахалинской адвокатской палаты по боулингу стал Ляшенко Фёдор Валерьевич с недостижимым для соперников результатом в 290 баллов. Интересно, что победитель принял решение об участии в последний момент, и был искренне рад улыбнувшейся ему удаче.

Бронзовую медаль завоевал Кожановский Максим Сергеевич. Если говорить откровенно, то в этом году, многими совершенно обоснованно делались ставки именно на него, так как, поистине богатырские сила и мощь Максима Сергеевича — вне конкуренции.

Таким образом, адвокаты Сахалинской областной коллегии адвокатов «Лекс» заняли почти весь пьедестал почёта.

Победа среди женщин и 2-е место в общем зачёте достались нелегко. Но, благодаря взаимной дружеской горячей поддержке членов команды по дорожке, успех был неизбежен.

Резюмируя, хочется призвать всех коллег, вне зависимости от того, играли ли они когда-то в жизни в боулинг или нет, принимать участие в ежегодном боулинг-турнире, получать удовольствие от игры, от встречи с теми, кому рад, и от познания чего-то нового. И Фортуна обязательно будет на Вашей стороне!


© 2019 «Сахалинская адвокатская палата»
Использование материалов страницы допускается только с согласия организации